Я родился(продолжение) Работает.

Moscow Factory of Automated Lines

«Приходи. Всё исправили и собрали.»,- позвонил Егорыч.

«Ну что? Давай. Включаем!»,- произнес я, надеясь на успех.

И опять та же картина. Каретка узла сдвинулась, проскочила полпути, набирая скорость движения, и намертво остановилась.

«Фу, черт!!»,- вырвался у меня вопль возмущения,- «Занимайтесь другим, надо подумать в чем тут дело.»,- сказал и ушел из цеха.

«Как дела?»,- спросили меня, когда я вернулся в КБМА.

Со слезой в голосе я разразился целым монологом, рассказывая об отношении рабочих к нашему станку:

«Ну чуть ли не языком его вылизали, настроили, выставили идеально. Я не знаю в чем дело, почему он останавливается!».

» Попробуй завтра еще раз, может какая стружка попала и закусывает его при движении.»,- посоветовал Срывалин.

На утро я опять у станка в цехе. Возимся, проверяем, пытаемся заставить станок работать. Ничего не получается. Одна и та же картина. Почти в одном и том же месте останавливается, и не ну, не тпру, как заколдованный.

«Ну должен он работать!»,- зло закричал я от нетерпения и не понимания причин остановки.

Приходят В.А. с Захарычем.

«Станок не работает, зачем вы пришли!»,- очень зло от неудачи спросил я.

«Да вот попросила Николая Захаровича посмотреть, может он скажет в чем дело.»,- сказала В.А.

«Остынь, успокойся и включай. Давай посмотрим в чем дело»,- очень спокойно вступил Захарыч.

«Выключай, а то движок сгорит.»,- спокойно скомандовал Захарыч, и я нажал кнопку аварийной остановки.

«Ну что? В чем дело?»,- сразу же спросила его В.А.

«Клинет на опрокидывание «ласточкин хвост».»,- ответил ей Захарыч, и сразу не прерываясь мне:

«Я же тебя говорил, а ты не послушал.»,- словно наставник, спокойно произнес учитель.

«И что теперь делать?»,- спросила В.А.

«Ничего. Снимайте узел.»,- попросил он слесарей,- «А ты за кульман и быстренько переделывай на прямые салазки. Надеюсь ты узел разборным сделал»,- спросил меня Захарыч.

«Ничего страшного, всего две детали в металлолом, быстро сделают.»,- ответил он В.А.

Как же мне стыдно тогда было!!! Пришел в отдел, надулся как мышь на крупу и молчал пока не закончил переделывать чертежи.

Не знаю, дошла молва про мою ошибку до директора или он вовсе про неё не узнал. Не знаю. Но карать не стали. Никак не стали.

Воткнуть в сверстанный план что-то сверх положенного очень сложно, но сделали очень быстро, не прошло и двух недель.

«Ну что? С богом! Включай!»,- скомандовал Егорыч.

И станок заработал! Пружинки со свистом стали вылетать из него.

«ЭЭЭЭЭ!!!! Вы что там делаете?»,- закричали окружающие рабочие за верстаками рядом.

У меня все похолодело внутри, и я выключил станок:

«Никого не задело?»,- громко спросил я.

«У меня халат порвала.»,- сказал один рабочий, выковыривая из ткани пружинку.

«Ни у кого травмы нет!?»,- очень громко спросил я окружающих.

«Нет»,- ответили мне.

«Ну слава богу! Подсудное же дело, если бы что случилось!»,- подумал я.

«Надо его огородить!»,- предложил Егорыч.

Быстро нашли, притащили большие куски гофр-картона, закрыли зону вылета пружин-пуль.

«Включаем?»,- спросил меня Егорыч.

«Давай»,- скомандовал радостно я, держа руку на красном грибке аварийной остановки. На всякий случай. «Береженого и бог бережет».

И снова полетели пружинки. Некоторые отскакивали от нашей загородки, заставляя её пошатываться, падали на пол цеха. Некоторые хвостом втыкались в гофр-картон, насквозь пробивая его.

Какая же РАДОСТЬ охватила всех! Рабочие цеха бросали свою работу, подходили к станку, подолгу стояли, смотрели, как он работает.

«Вырубай, чего заснул!», — скомандовал мне Егорыч.

«Погоди, хочу посмотреть. Может сам выправится.»,- спокойно ответил я.

Как и решил Виталий Анатольевич, как и я проникся его идеей, пружинки со свистом вылетали даже в более узкий сектор обозначенный нами. НО…. сейчас уже не вспомню точную статистику: двадцатая, пятидесятая или каждая сотая пружинка оставалась в зоне навивки. И тогда станок начинал барахлить: оська навивки не захватывала проволоку, промахивалась, и получались прямые, как струна, заготовки-развертки нашей пружинки. Но случалось иногда, что навивка запутывалась в застрявшей готовой пружине. Тогда станок полностью останавливался, двигатель начинал гудет, напрягаясь.

До сих пор у меня нет точного ответа на вопрос:

«Почему же редкие пружины не вылетали? То ли дело в неравномерности металла проволоки, а скорее всего дело в люфтах узла рубки. Так и не смог я ответить на этот вопрос окончательно.»

«Так, надо поднять станок с этой стороны, чтобы они сваливались.»,- предложил я. Попробовали подставить маленькую скамеечку — не получилось, слабовата и очень высоко. Кто то притащил кусок деревянной шпалы, как родная подошла. Пружины под своим весом соскальзывали, освобождая зону навивки.

«Станок работает!»,- эта весть пронеслась и по 8 цеху, и по окружающим работникам других цехов, и по руководству завода.

Приходили, смотрели, отгружали свои реплики. Кто радостные, кто критические, разные. Это был день моего триумфа на заводе.

«Вазисов приходил»,- известил меня Егорыч, когда я вернулся в цех. Решил поделиться хорошей новостью с нашими в КБМА.

«Ну и как? Понравился ему станок?»,- с интересом спросил я. До сих пор очень уважаю этого человека, как инженера и как руководителя. Его мнение было для меня тогда очень ценно.

«Не знаю, подошел, молча постоял рядом, посмотрел. А потом ехидно сказал: «Ребята! Может вам его на стенку повесить.». Повернулся и ушел.»,- рассказал Егорыч.

«Ничего, сейчас обрежем станину вот так, сделаем занавеску и бункер для пружин. И всё будет нормально.»,- ответил я.

Вернулся в отдел, радостно сел за доработку чертежей.

Егорыч со своими рабочими ножовками обрезали станину по моим чертежам. Вера Сергеевна на руках сшила из брезента занавеску. Пушкин с Никитичем соорудили бункер. Станок приобрел рабочие очертания.

«Миш, забирай станок в цех»,- попросил я начальника 8-ого цеха, подсовывая ему акт приемки-передачи для подписи.

«Сыроват станок, сбивается иногда.»,- засомневался опытный руководитель. Ему было выгодно получать детали и не вешать станок на баланс цеха, не отвечать полностью за его работу.

«Миш, сейчас я его не доведу до ума, мне статистика нужна. И до конца понять, почему же она, сука, не вылетает. Обязательно доведем станок, не будет останавливаться. Внимательному, ответственному наладчику поручи его. Забирай.»,- объяснил и попросил я.

И ЗМС подписал акт приемки-передачи.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Добавить комментарий

(обязательно)

(по желанию)

HTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>