Первая(продолжение) Наряд.

«Толя, помоги Андрею закрыть наряд»,- скомандовал Алексеич, когда дело дошло до зарплаты.

4350b

И через несколько минут Анатолий обратился ко мне:

«ну показывай, что ты напахал!?».

«Ого!»,- воскликнул Анатолий, увидев длинный список моих чертежей.

«Алексеич, да у него тут на два наряда хватит, на сколько ему закрывать!?»,- поинтересовался мой помощник.

«Что, очень много!?»,- переспросил главспец.

«Да, настругал на двоих хватит!»,- подтвердил бывший сдельщик.

«Ну сейчас, погоди!»,- скороговоркой проговорил рук. группы и исчез из нашей комнаты. Его не было минут пятнадцать, вернулся он радостный и прямо с порога объявил:

«На 190 закрывай!».

Я конечно рассчитывал на большее, но положение новичка не позволяло возражать, сквалыжить, спорить.

На самом деле я и этой цифре был очень рад.

«Эх, жалко что в этом месяце объект заканчивается, а то бы на следующий оставили, можно было бы почти целый месяц бездельничать!»,- переживал Толя такую мою оплошность, неопытность.

«Ты больше так не усердствуй, у других сдельщиков хлеб не отнимай!»,- посоветовал Толя. Позже я узнал, что Сереге заплатили совсем мало, перекинув положенные ему деньги мне. Не знаю почему, но Серега вечно был в опале.

Гордый от свершенного в день получки я выложил Первой Честно заработанный деньги. Это был семейный праздник, после целого месяца жесткого, вынужденного поста.

«Вот теперь и в группе прописаться надо, стол накрыть»,- сказал я, изымая нужную сумму из семейного бюджета.

«Скажи когда сабантуй организуете, я тортик испеку!»,- весело поддержала меня Первая.

Январский наряд закрывали без меня, я болел, а точнее мы с Первой в понедельник проспали. Кто помнит то время, наверное вспомнит, что за опоздания конечно уже не судили, и если вы пришли на работу до обеда, то никаких карательных санкций на вас не накладывали, но коллектив такое поведение, мягко говоря, не одобрял.

Что делать!? Я в панике, это тебе не на старой работе, здесь не забалуешь, не прогуляешь! Что делать.

«Надо брать больничный, другого решения нет, но я уже пару лет не появлялся в поликлинике, температуры нет, кто же мне даст больничный?»,- вслух перебирал я все возможные варианты.

«Сейчас, не паникуй»,- успокоила меня Первая.

Она позвонила лучшему другу своего умершего мужа. Он тоже был врач, уролог, работал в местной поликлинике.

«Так, у него приём вечером, пойдешь прямо к нему в кабинет, он все сам сделает», — наставляла меня Первая.

«Ему наверное надо денег дать! сколько!?»,- поинтересовался.

«Не вздумай, он не возьмет, да вдобавок и прогнать может!»,- испугалась Первая. «Потом коньяк ему подарим!»,- добавила она.

А вот в феврале я вновь настрогал, и уже сам закрыл наряд на двести с лишнем рублей.

Алексеич мой наряд не подписал, но и не стал акцентировать на этом внимание группы, умел он обойти все конфликты, подставить других, а самому выйти чистым из производственных конфликтов.

«Иди, тебя зам вызывает!»,- сказал наш хитромудрый Гурвинек.

Другой зам, его никогда не приглашали на праздник в нашу группу, и не только потому что совсем не уважали, как конструктора, как инженера.

«Ты что это подрываешь денежную политику правительства?»,- ошарашил меня зам этим вопросом.

Я что то проблеял в ответ, оправдываясь, объясняя что я заработал эти деньги.

«Ты пойми, до двухсот рублей утверждает начальник отдела, а больше уже зам. директора института. Алексеич запланировал тебе 160, а ты на 250 наряд нарисовал. Этим ты подрываешь денежную политику партии и правительства!»,- и он прямо в моем наряде исправил расценки, подгоняя их под цифру 160.

«Всё, иди работай»,- совершенно спокойным голосом закончил зам экзекуцию.

Злой, как дьявол, я вернулся в группу.

«Ну что!? Пообщался!? ха-ха!»,- засмеялся Толя, глядя на меня, прекрасно понимая моё состояние, он не раз выяснял с этим замом свои денежные, зарплатные распри.

«Да он, да он…!»,- заикаясь от негодования я никак не мог найти подходящие слова. Из меня вырывались только междометия и ругательства.

«А что ж ты хочешь, больше него получать?»,- съехидничал Толя,-«У него оклад 220!»

А в начале марта Алексеич подозвал к себе и, ткнув пальцем в бумаги, сказал:

«Вот, смотри, 160, а значит 20-25 листов-узлов в месяц, больше не делай».

«Сдельщик должен план делать за две недели, а две недели отдыхать на работе!»,- часто повторял Толя.

С тех пор я старался больше положенного не делать, но за две недели сделать план не удавалось!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Добавить комментарий

HTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(обязательно)

(по желанию)